Steblynka
Тамриэльская Экспертная Служба
Кароч, я тут продвигаю свой ОТП - Восьмой Доктор/Романа и пишу дженовые сказки. Ваще норм х)


Романа не знала, где Доктор взял координаты планеты, на которой они приземлились. Может, нашел их написанными на полях какой-нибудь книги. Или вызнал у какого-нибудь сомнительного типа. Или просто ошибся в других координатах, но виду не подал. К тому же сканеры после материализации показывали, что снаружи отличная погода, нормальная гравитация и пригодная для дыхания атмосфера. Не было даже агрессивных аборигенов, вооруженных копьями, лазерами или дезинтеграторами.

– Кажется, приземлились мы удачно, – сказал Доктор, еще раз посмотрел на экран сканера, но все равно приоткрыл дверь и выглянул наружу довольно осторожно – по привычке.

А снаружи и вправду было нечего опасаться. И погода была прекрасной – солнечной, но не жаркой. ТАРДИС приземлилась в поле возле густого леса, за которым виднелись высокие башни с островерхими крышами. Поблизости не было ни домов, ни людей.

– Прогуляемся до замка? Здесь не слишком далеко должно быть, – предложил Доктор. Романа кивнула. Почему бы и нет, Доктор ведь ее сюда для этого и притащил – свежим воздухом подышать...

Заперев дверь ТАРДИС, они пошли через лес по дороге в сторону замка. Пару раз Романа краем глаза замечала, как между стволами деревьев мелькают какие-то тени; более того, она явно чувствовала рассеянное внимание каких-то разумных существ.

– Не беспокойся, этот вид местных вполне безобиден, – заверил ее Доктор. – Забавные существа. Очень легкий скелет, крылья вроде стрекозьих, да еще и развитая телепатия и способность к телекинезу. Они довольно пугливые, но при необходимости могут дать отпор. Знаешь, довольно похожи на фей из сказок.
– Каких еще фей? – растерялась Романа. – Что-то не припоминаю ничего такого.
– Самых обычных... А, погоди-ка, ты же про наши галлифрейские сказки подумала? – засмеялся ее собеседник. – Ну да, у нас все больше токлафаны, вампиры да загреусы, какие уж феи. Я про земные сказки говорил, там похожие существа часто упоминаются. Ты не читала?
– Нет, конечно. Последние лет десять я не читала, кажется, ничего, кроме отчетов, донесений и договоров.
– Ужас какой, – содрогнулся Доктор.

Не так и страшно, если привыкнуть, в любом случае, не страшнее любой из тех передряг, в которые им с Доктором случалось попадать в прошлом. Но это, наверное, зависит от точки зрения, да и спорить Романе было лень.

Пока что она ясно осознавала, что совершенно отвыкла от такой жизни.

Без всяких приключений они шли минут двадцать – до тех пор, пока Доктор не заметил тропинку, ведущую в чащу и не потащил Роману туда - просто ради интереса. Пройдя немного по извилистой дорожке, они пришли к маленькому покосившемуся домику, спрятавшемуся среди старых деревьев. Дверь его была приоткрыта и оттуда тянуло неприятным запахом – смесью дыма, жженых волос и еще чуть-чуть гнилыми овощами. Разумеется, Доктор не мог не заглянуть туда, чтобы убедиться, что все в порядке и нет ни пожара, ни разлагающихся тел.

– День добрый, – радостно заявил он, нагло заглянув в приоткрытую дверь. – Извините, мы тут мимо проходили и...
– Чего надо? – скрипучим голосом перебила его хозяйка дома. Это была довольно неприятная на вид старуха с крючковатым носом, жидкими серыми волосами, одетая в неопределенно-темного цвета неоднократно залатанную одежду. Она сидела на табуретке возле тлеющего очага, над которым висел объемистый котел. Их него, очевидно, и пахло так отвратительно.

– Мы просто почуяли запах дыма и хотели узнать, нет ли тут пожара. Ну, и спросить – если идти дальше по той дороге, мы ведь попадем в замок, да?

Старуха ухмыльнулась:
– А зачем тебе в замок? Неужто хочешь принцессу разбудить?
– Нет... то есть, погодите-ка, вы о чем?
– А вы что, не знаете? – удивилась старуха. – Так ведь замок уже, почитай, полгода беспробудным сном спит. А все потому, что на принцессу ведьма проклятье наслала.
– Не может быть! – воскликнула Романа, а хозяйка дома продолжила:
– Вот и заснули все, когда принцесса палец веретеном уколола.

Лицо Доктора вытянулось.
– И что, теперь там все так и будут спать? И умрут от истощения... постойте, вы сказали, уже полгода прошло?
– Не помрут, коли замок не рухнет али еще что не случится. Будто впервые про такие чары слышишь. Да и не навечно это. Вот приедет прекрасный принц, доберется до замка, поцелует принцессу – тут она и проснется, а за ней – и все остальные. Почихают от пыли чуток да и будут дальше жить. А принц с принцессой свадьбу сыграют, – лицо старухи приняло какое-то лирическое выражение. Она рассеяно помешивала варево в котле и не смотрела на незваных гостей.

– Я ведь тебя по первости за принца и приняла, – продолжила она. – Для рыцаря-то ты мелкий, а для чародея бродячего молод больно. Вот и решила, что ты заклятье идешь снимать, а ты и не знаешь ничего. Эх. Слушай, добрый молодец, а кто ты вообще будешь?

Услышав, что для рыцаря он слишком мелкий, Доктор хотел было возмутиться, но не успел – подавился смешком от фразы про возраст. Однако все же спокойно ответил:

– Я Доктор, а это – Романа. Мы просто путешественники, издалека прибыли.
– Вон оно что, – разочарованно протянула старуха. – Лекарь дорожный. Жалко. Видно, долго еще замку спать.
– Это почему же? Неужели только принц или рыцарь может заклятье? – удивилась Романа.
– Ну а как же еще. Непременно нужно, чтобы благородных кровей, иначе проклятье так и останется висеть, а то и на самого героя перекинется.
– Ну, Доктор еще по-благороднее половины рыцарей будет. Прайдонец, да еще и из дома Лангбэрроу.
– Брось, Романа, я же ренегат, – усмехнулся Доктор.
– Но ты мог бы хотя бы попытаться, – предположила Романа. – Неужели ты оставишь целый замок спящих беззащитных людей и не поможешь? Тем более вряд ли снять проклятье так уж трудно.

Она с удовольствием заметила, что Доктор немного растерялся и смутился и добавила:
– Разумеется, я имела ввиду, что ты мог бы попытаться вывести их летаргии с помощью приборов ТАРДИС.
– Да, конечно, – согласился он. – Нельзя же так дело оставить.
– Эй, эй, вы чего задумали? – всполошилась старуха. – С дуба оба, что ли, рухнули? Нельзя так поперек правил идти. Чародейство да проклятия – это вам не шутки, с ними спорить начнешь – только хуже сделаешь.
– Но нельзя же это все так оставить! – возразил Доктор. – Конечно, мы могли бы попытаться найти какого-нибудь принца или рыцаря, но зачем тратить время. Мы, в конце концов, не просто путешественники, а Пове... э, ученые.
– Неучи вы! Человеческим языком вам сказано – нельзя так!
– Нет, нельзя как раз все оставить как есть, – настойчиво возразил Доктор, а старуха окончательно разозлилась и вскочила со своего табурета, грозно размахивая поварешкой. Пара горячих капель попала Романе на щеку, но это было еще пол-беды... Огонь под котлом сам собой вспыхнул ярче, дверь скрипнула от порыва ветра.

– Сказано вам – не получится у вас ничего! – грозно заявила старуха. Теперь она не выглядела такой уж немощной. – Я-то точно знаю, небось сама проклятье на принцессу насылала!
– То есть как это? А чего же тогда вы две минуты назад говорили...
– Мало ли что я говорила. Я, может, и не против, чтобы то проклятье сняли, только все по правилам делать надо!
– И оставить людей без помощи? Ну уж нет, вы как хотите, а мы... – Доктор развернулся, схватил Роману за руку, но не успел сделать и шага к двери, как она захлопнулась.
– А ну стой! – рявкнула ведьма.

Доктор обернулся. На секунду Романе показалось, что в его голубых глазах мелькнула злость.

– Ничего у вас не выйдет! – заявила старуха. – Проклятье с принцессы не снимете, только сами вечным сном заснете.
И с этими словами она подняла руки, выкрикнула что-то непонятно, но по интонации похожее на брань, щелкнула пальцами, и, вопреки всем законам здравого смысла, с них сорвались два зеленоватых огонька.

– Берегись! – крикнул Доктор и оттолкнул Роману в сторону, однако сам на мгновение замешкался. Одна зеленая молния задела по касательной его висок, другая влетела в стену и исчезла. Но ничего страшного, на первый взгляд, не произошло, только волосы Доктора наэлектризовались и распушились. Ведьма нахмурилась, но затем довольно ухмыльнулась:

– Вот и славно, хоть один попался. Проклятье теперь на тебе висит...

Доктор почесал голову, безуспешно попытался пригладить локоны, принюхался к чему-то.
– Хм, слабый статический заряд и телепатическая энергия? Как вам удалось соединить такое? Или у вас есть какие-то микрогенераторы в кольцах? – (на пальцах ведьмы было несколько массивных перстней).

Старуху эти вопросы, кажется, поставили в тупик, но виду она не подала:
– Ты что, не понял, лекарь? Прокляла я тебя. Теперь тоже как уколешься веретеном – заснешь сном беспробудным, пока принц... тьфу ты, принцесса не поцелует.
– Да? Вот как? – Доктор, кажется, заинтересовался. – А должно быть какое-то специальное веретено? Или любое сработает? И почему именно принцесса?

Ведьма недоуменно заморгала.
– Да что с тобой? Это же проклятие. Про-кля-ти-е, – на всякий случай по слогам повторила она. – А ты снова ерунду такую спрашиваешь, будто про колдовство впервые слышишь...
– Ох, Доктор, пойдем отсюда, – не выдержала Романа. – Сколько можно слушать эту чушь?
– Э, да, мы пойдем, пожалуй, – согласился он. – До свидания, мисс, – сказал он ведьме и был за руку утянут Романой на улицу.
– Ну,все-таки попробуем дойти до замка? – спросила она.
– Конечно, – ответил Доктор. – Нужно разобраться, что тут происходит.
– Главное, не заблудиться по дороге. И не нарваться на какую-нибудь пакость вроде еще какого-нибудь злого колдуна или странствующего принца.
– О, не беспокойся, мы не заблудимся, у меня отличное чувство направления! – самодовольно заявил Доктор. – А что до колдунов и принцев... ну, разберемся. Не впервой.

Окончательно растрепавшиеся волосы так и норовили упасть ему на глаза, но он терпеливо заправлял их за уши. «Возможно, стоит дать ему пару заколок», – подумала Романа, но в карманах их не оказалось. Да и с заколками Доктор выглядел бы еще глупее.

Все так же без приключений они шли дальше. По-прежнему за деревьями мелькали местные «феи», птицы пели, а волосы падали Доктору на глаза. Наконец, деревья поредели, дорога стала несколько шире, а за поворотом лес и вовсе кончился. Посреди луга стоял замок, окруженный узким, почти высохшим рвом с водой, со дна которого, как потом заметила Романа, квакали лягушки. Мост был опущен, а ворота открыты. Нигде не было видно ни стражи, ни прочих местных жителей.

Они подошли к замку. Тем временем вся беззаботность с лица Доктора испарилась без следа, а расслабленная походка замедлилась, будто в любую секунду он ожидал, что наступит на ловушку. Романа предпочла держаться в паре метров за его спиной. Пока что она не видела особенных причин волноваться (на кипящую смолу со стен тут явно можно было не рассчитывать), но чутью Доктора более-менее доверяла. Сам он остановился у моста и замер, будто прислушиваясь к чему-то.

– Ну так что тебе тут не нравится? – не выдержала, наконец, Романа, поскольку остановка затянулась, а сама она по-прежнему не чувствовала угрозы.
– Хмм, не уверен, что именно. Впрочем, мы можем идти. Только лучше нам быть настороже.

С этими словами Доктор взял спутницу за руку и решительно зашагал вперед. Стоило пересечь мост и попасть во внутренний дворик, как Романа поняла, что насторожило Доктора. Ментальный фон изменился почти без перехода, тут он был совершенно ненормальным – будто сотни сознаний погружены в стазис, лишь изредка пробегают какие-то живые импульсы. Ничего более противоестественного и неприятного Романа не встречала уже крайне давно, кажется, со времен встречи с вампирами в Е-пространстве*. Хуже того, это отвратительное, студенистое поле (если так, конечно, можно выразиться) явно пыталось затянуть в свои глубины еще и двоих Повелителей Времени. Вокруг по-прежнему не было видно ни одного человека. Зато когда они вошли внутрь одного из зданий, навстречу им неожиданно вылетел-выбежал целый десяток «фей». Наконец-то их можно было разглядеть. Это были хрупкие на вид гуманоиды пол-метра ростом, с двумя парами относительно больших прозрачных крыльев за спиной и кожей цвета древесной коры. Они ни одной минуты не стояли на месте, вертелись и оглядывались и порой перелетали с места на места. Вряд ли они были способны к долгому полету, но перемещаться по лесу и прятаться наверняка могли очень быстро и тихо.

– Стойте, путники, стойте! – приветливо, но немного неразборчиво пропищали они. Доктор послушно остановился.
– А, добрый день! – улыбнувшись, ответил он. – Вы, я так понимаю, теперь присматриваете тут за всем?
– Да, да-да-да! А вы пришли снять проклятье? Ты – рыцарь?
– Э, нет, пожалуй. То есть да, мы пришли как раз из-за проклятия, но я не рыцарь...
– Разве что в самом общем смысле, – добавила Романа на всякий случай.
– Тогда ты – принц? – продолжили допрос «феи». Говорили они по-прежнему хором.

Романа едва удержалась, чтобы не схватиться за лицо. Кажется, повторялась та же история, что и с ведьмой. Вот сейчас снова окажется, что простым Повелителям Времени ни за что нельзя снимать проклятия и лучше бы им убраться подобру-поздорову, пока сами не заснули или не обратились в лягушек – чтобы было кому во рву квакать.

– Мы просто странствующие ученые, – сообщил Доктор, и Романа морально приготовилась к неприятностях, однако никакой неадекватной реакции не последовало, и он продолжил. – Нас привели сюда слухи. Нечасто целый замок засыпает из-за одного проклятия. Вы не возражаете, если мы тут все осмотрим? Мы не будем ничего трогать, честное слово, и быстро уйдем.

«Феи» затихли, сбились в кружок и с минуту тихо совещались. Доктор ждал ответа с безмятежной улыбкой на лице, которая почти обманула даже Роману, хотя на самом деле он был собран и встревожен – это ясно ощущалось в его ментальном поле.

– Ну так что вы скажете? Мы можем тут осмотреться? – повторил вопрос Доктор, когда феи закончили совещаться.
– Можете! – куда более слаженным хором ответили ему. – А мы вам все-все-все покажем, хотите?
– О, конечно! Боюсь, сами мы тут можем заблудиться, – бессовестно соврал Доктор, и добавил: – А заодно расскажите нам поподробнее, что тут все-таки случилось.

Должно быть, в замок давно не забредали гости, и любопытные «феи» страшно заскучали, судя по тому, как радостно они взвизгнули и потащили Доктора и Роману за руки в здание. В какой-то момент их тянули аж в три разные стороны.

– Доктор, ты знаешь, что делаешь? – на всякий случай шепотом осведомилась Романа, кое-как пробившись к нему. Он кивнул и так же шепотом посоветовал:
– Держи разум закрытым. Это странное поле... кто знает, насколько оно сильное.
– Я заметила...

Экскурсия по замку, впрочем, оказалась не особенно разнообразной. Комната за комнатой – на скамейках вповалку спят слуги и придворные. Король с королевой, впрочем, были аккуратно уложенные на диванчики... Принцессу поместили отдельно – в небольшую ярко освещенную спаленку на вершине башни. На широкой кровати с балдахином мирно спала пухлая темноволосая девочка лет пятнадцати или шестнадцати. Доктор быстро просканировал ее отверткой, но результаты лучше было бы обработать в ТАРДИС.

Как рассказали «феи», давным-давно родители принцессы не пригласили на именины девочки одну из местных известных колдуний, и та заявилась на прием незваной и с опозданием. Расколотила пару бокалов с вином (скорее из-за неуклюжести, чем из вредности), повздорила с тремя другими колдуньями помоложе и поадекватнее. А когда пришло время подарков имениннице, мирно дремавшей в колыбельке, склочная старуха заявила, что принцесса доживет до шестнадцати лет, потом уколет палец об веретено и заснет до тех пор, пока не приедет принц не поцелует ее. Замок, разумеется, заснет вместе с ней. С этими словами колдунья щелкнула пальцами, и какой-то зеленый огонек влетел прямо в лоб ребенку. Ее, разумеется, выпроводили и хотели были продолжить веселиться, но одна из молодых колдуний подняла тревогу – проклятье оказалось самым настоящим и действенным, хотя все и считали, что та старуха давно выжила из ума и растеряла всю магическую силу.

Прошло шестнадцать лет. Однажды непоседливая принцесса спустилась в подвал (ей сказали, что там видели привидений) и в одной из кладовок нашла прялку. Любопытная девочка раньше их, наверно, даже на картинках не видела. Она подошла ближе, чтобы рассмотреть прялку, но тут за ней прибежала встревоженная гувернантка. Поняв, что придется возвращаться в свои комнаты, принцесса решила в качестве сувенира захватить с собой веретено. По дороге из подвала она рассеяно вертела его в руках, не смотрела под ноги и, споткнувшись обо что-то, уколола ладонь до крови. Заснула она буквально через десять секунд. Гувернантка испугалась, побежала за подмогой. Принцессу уложили в постель, позвали дворцового лекаря, однако все уже начинали отчаянно зевать. Не прошло и десяти минут, как весь замок погрузился в сон.

Лесные феи, очевидно, почуяли неладное благодаря своим способностям к эмпатии и телепатии. Примчавшись в замок, они, будучи существами добродушными и деятельными, начали наводить порядок: разложили спящих поудобнее, погасили огонь в каминах и очагах и организовали присмотр за замком – на всякий случай.

– Что думаешь об этом? – спросил Доктор Роману, пока они спускались в подвал. Она пожала плечами.
– Возможно, веретено было отравлено, хотя это и не объясняет, почему заснули все. Маловато информации. Ты заметил что-нибудь необычное?
– Возле принцессы это «сонное поле» было гораздо сильнее, чем где бы то ни было, - Доктор задумчиво покрутил в пальцах отвертку. – Если она была отравлена, на остальных эффект, скорее всего, распространился телепатически.
– Такие сильные телепатические способности у человеческого ребенка? – удивилась Романа. – Хотя, с другой стороны, они могли быть усилены тем проклятием. Ты не разобрался, как оно работает?
– Я даже не понял до конца, что именно оно делает. Но не у верен, что на Повелителе Времени оно сработало как надо.
– И что мы с этим всем будем сделать?
– Для начала нужно будет избавиться от присмотра наших экскурсоводов. Думаю, им скоро надоест показывать нам эти подвалы, и мы... Ай!

В подвале было довольно темно, а Доктор смотрел исключительно по сторонам (ну и на Роману иногда), поэтому не было ничего удивительного в том, что он споткнулся и с воплем полетел на пол. Удивляться можно было скорее тому, как долго он умудрялся ни во что не врезаться.

– Ты в порядке? – спросила Романа.
– Да, – ответил Доктор, поднимаясь с пола. – У тебя не найдется чистый платок? Напоролся ладонью на что-то, до крови.

Пока Романа искала платок, Доктор наконец-то достал из кармана фонарик и посветил на пол, разыскивая то, обо что он поранил руку. Затем нагнулся и поднял откатившийся к стене небольшой продолговатый предмет.

– Интересно... Посмотри-ка, похоже, это веретено. Может быть, то самое, о которое укололась принцесса? – сказал он и широко зевнул. На его лице отразилась тревога. – Что-то не так, Кажется, я... – он снова зевнул и оперся рукой о стену, – засыпаю.

С этими словами Доктор закрыл глаза и сполз на пол. Веретено, выпавшее из его рук, укатилось куда-то в полумрак коридора.

На всякий случай Романа проверила его пульс и ментальную активность. Никаких сомнений не было – Доктор мирно спал.

Абсурдность происходящего просто зашкаливала. Мало того, что Доктор бессовестно дрых под воздействием каких-то препаратов, так еще и чертовы феи в один голос твердили, что дело тут не абы в чем, а в проклятье, снять которое может только поцелуй истинной любви.
– Чушь собачья! – опрометчиво заявила Романа и начала действовать по-своему.

Проследив за тем, чтобы Доктора аккуратно перетащили наверх и положили на кровать (на всякий случай Романа просканировала звуковой отверткой и его), она спустилась обратно в подземелье. Надев перчатки, она осторожно подняла веретено и осмотрела его. На светлой древесине были ясно видны следы какой-то лиловой смолистой жидкости – очевидно, яда – и крошечная капелька темной красно-оранжевой галлифрейской крови. Веретено Романа положила в бумажный пакет, найденный в бездонном кармане Доктора и отправилась в ТАРДИС. Признаться, она никогда не изучала химию подробней, чем нужно было для сдачи экзаменов в Академии. Оставалось надеяться на то, что в лаборатории в ТАРДИС Доктора сохранилось достаточно рабочего оборудования, а в библиотеке найдутся хорошие справочники, иначе придется придумывать другой выход.

За полчаса ходьбы быстрым шагом через лес Романа добралась до синей будки. Как она и опасалась, большая часть приборов ужасно устарела. Неудивительно. Насколько она знала, тип-40 перестали выращивать еще до рождения Доктора. «Нет, все-таки нужно раздобыть ТАРДИС поновее, – подумала она. – С исправными хамелеонными схемами и хорошей лабораторией. Только библиотеку придется долго собирать»…

Результаты сканирования жертв яда и проклятия были перекачаны в компьютер – это должно было упростить исследование. Затем Романа соскребла немного древесины, пропитанной ядом и поместила в анализатор. Прибор, к счастью, сумел распознать большую часть состава отравы и принцип действия, довольно занятный. Вещество погружало пострадавшего в летаргический сон, замедляло все процессы в организме и, помимо того, как-то странно воздействовало на сознание...

Тот факт, что яд поддался анализу, обнадеживал – в таком случае противоядие просто обязано было существовать. Для начала, не особенно надеясь на удачу, Романа дала команду компьютеру найти нужное вещество в базе данных. Разумеется, результатов это не принесло. Раз готового решения не нашлось, пришлось идти долгим путем. Романа приказала программе подобрать состав наиболее вероятного противоядия. Высветился список из ста сорока семи высокомолекулярных соединений. Дело было за малым – каким-то образом составить из них антидот. Но ей, пожалуй, случалось решать задачи и посложнее. Нужно было просто продумать действия и следовать плану. Романа вздохнула, закатала рукава блузки и принялась за дело.

Через несколько часов работы Романа была уверена, что она на правильном пути. Запрограммировав автоматику на комплексный анализ одного из вариантов и синтез нескольких сложносочиненных веществ (это должно было занять по меньшей мере три часа), она решила, что вполне может отдохнуть. Прогуляться по лесу, почитать что-нибудь в библиотеке, только не очередной трактат по биохимии или токсикологии.

Первым попался сборник старых земных сказок. Роману они весьма позабавили, и минут сорок она развлекалась тем, что придумывала научные объяснения описанным в них чудесам. Не так уж трудно это было. Феи и гномы были инопланетянами или реликтовыми аборигенами, злые ведьмы и колдуны – опять же, инопланетянами и телепатами. Проклятья и заклинания – гипноз, оживающие статуи – роботы. Волшебные зелья – да это вообще ерунда, Романа и сама сейчас могла легко сойти за какую-нибудь фею-крестную, варящую из корней мандрагоры и мышиных усов противоядие для прекрасной принцессы... то есть, простите, для прекрасного принца. Чуть сложнее выходило с превращениями людей в животных и наоборот, но и это вполне можно было устроить, особенно если учесть, что скорость метаморфоз сказочники явно преувеличивали.

Вот на чем объяснения застопорились, так это на «поцелуях истинной любви». Как ни прикидывала Повелительница Времени, но что-то тут постоянно не сходилось. К тому же некстати вспомнились слова сумасшедшей колдуньи о том, что и ее проклятье можно снять только поцелуем.

Поцеловать Доктора? Ох, только не это. Ни за что. Ну, разве что это действительно окажется единственным выходом. Воображение мгновенно нарисовало поистине фееричную картину: консилиум галлифрейских врачей, все эти жесткие воротники, светло-зеленые одежды и постные лица. «Простите, но мы ни чем не можем помочь. Доктора может спасти только поцелуй принцессы, а принцессы у нас на планете уже пару миллионов лет не водятся. Только Лорды-Президенты».

Со сказками было пора заканчивать, судя по тому, какая чушь лезла в голову. Романа затолкала книгу поглубже в шкаф – чтобы в следующий раз она ей не попалась – и отправилась в лабораторию проверить, как продвигаются автоматические исследование и синтез. К сожалению, до их завершения оставалось еще порядочно времени и дальнейшая работа с противоядием была невозможна. С другой стороны, оставалось еще немало интересных вопросов.

Кто, например, намазал ядом веретено? Какие цели на самом деле преследовала ведьма? Как работало проклятье? Нет, конечно, Романа отлично помнила один из незыблемых принципов мироздания – «любая достаточно развитая техника неотличима от магии», однако перед материализацией сканеры ТАРДИС не засекли ничего, что могло бы свидетельствовать о наличии той самой техники. Да и, судя по замку, местные жители были не особенно развитым народом. Разве что на существовал постоянный проход между этой реальностью и одной из параллельной, где могла существовать магия*.

А яд на веретене мог быть объяснен довольно просто. Допустим, среди местной знати были люди, которые могли претендовать на трон в случае прерывания прямой линии наследования. В таком случае отравление принцессы могло быть подстроено таким образом, чтобы выглядеть как результат колдовства.

«М-да, не стоило так долго сидеть на Галлифрее», – в очередной раз подумала она, затем попыталась представить себе, что в этой ситуации стал бы делать Доктор. Наверняка глупости всякие; предлагал бы всем мармеладки, весело болтал, хлопал обманчиво наивными голубыми глазами, а потом каким-то невероятным образом нашел выход, решающий все текущие проблемы.

Хотя с Доктора бы сталось и поцеловать принцессу. С его точки зрения, такое запросто могло сработать – ему случалось встречать и более странные вещи.

Приказав себе не думать о всякой ерунде, Романа отправилась в консольную. Нужно было переместить ТАРДИС поближе к замку, что она и сделала. Синяя будка материализовалась на окраине леса в пяти минутах ходьбы от замка – с одной стороны, довольно близко, но при этом вне того ненормального сонного поля.

Кое-как дождавшись завершения синтеза нужных ей веществ, Романа продолжила работу. Дело пошло на лад. Через пару часов антидот (или что-то крайне на него похожее) был составлен. Часть его была рассчитана человека, часть – на галлифрейца. Романа решила, что сначала лекарство опробует на Докторе. Ему, как Повелителю Времени, повредить куда сложнее, да и к тому же были все основания подозревать, что, если принцесса очнется, через какое-то время проснется и весь замок. Ни малейшего желания общаться с местными у нее не было, к тому же она чертовски устала от мерцания экранов, километровых формул и слабого, но назойливого запаха химикатов.

Взяв с собой ампулы с антидотом и аптечку, Романа вернулась в замок. Вокруг нее мигом собрался десяток «фей».

– Скажите-ка, с Доктором все в порядке? – спросила она. Общий смысл довольно неразборчивого ответа сводился к «Конечно, он же спит, что с ним сделается?».
– Отлично. Я навещу его, – сказала Романа и стала подниматься на верхний этаж одной из башен, где и находился Доктор.
– А ты его поцелуешь, да? – спросила увязавшаяся за ней особенно мелкая «фея», судя по пропорциям, детеныш.
– Нет, – отрезала Романа. – Перебьется. И нечего так на меня смотреть...

Доктор лежал на широкой кровати под балдахином; его лицо было ярко освещено лучами заходящего солнце. Романа вынуждена была признать, что так он легко мог сойти за прекрасного принца. Впечатление портили разве что оранжево-зелёные полосатые носки с дырками.

Сделав инъекцию, Романа села в кресло рядом с кроватью и принялась ждать, нетерпеливо барабаня пальцами по подлокотнику. Подействовать, по ее расчетам, должно было примерно через пятнадцать минут. Пока что никаких изменений заметно не было. Через пару минут Романа проверила пульс «пациента». Его руки были чересчур холодны даже для галлифрейца, а биение сердец сильно замедлено. Тем не менее, пульс постепенно ускорялся. Противоядие явно действовало.

Сознание Доктора по-прежнему было где-то далеко, насколько Романа могла судить. Она положила руку ему на лоб и сосредоточилась, пытаясь дотянуться до его разума и позвать его назад. Это было непросто – преодолеть не только действие отравы, но и многочисленные щиты Доктора настолько, чтобы хотя бы он ее услышал. Романа была не уверена, что справилась с этим – все-таки он был на редкость сильным и опытным телепатом, но все-таки попыталась мысленно позвать его. От помощи он бы вряд ли закрылся.

«Доктор, Доктор.
Ты слышишь меня?
Вернись.
Хватит уже спать»...

Сосредоточившись на этом, Романа потеряла счет времени. Но дошли ли ее слова до Доктора, она не знала; вдобавок, кажется, чересчур близко склонилась к его лицу... и чуть не подскочила, когда он резко открыл глаза и, с секундным опозданием, широко улыбнулся.

– Привет, – тихо сказал он.
– Рассилоновы тапки, наконец-то ты очнулся! – с облегчением выдохнула Романа и быстро убрала руку со лба Доктора.
– И долго я проспал? – поинтересовался он, потирая след от укола и .
– Часов пятнадцать, пока я разбиралась с антидотом.
– Ничего себе! Ты гений, Романа! И... спасибо. Если бы не ты...
– О, разумеется, – широко улыбнулась она. – Ладно. Как ты себя чувствуешь? Можешь подняться?
– Пожалуй, могу, – ответил Доктор и довольно медленно встал с кровати. Сделав несколько шагов, он пошатнулся, ухватился одной рукой за плечо Романы, но быстро выпрямился и замотал головой в ответ на ее встревоженный взгляд:
– Все в порядке, просто голова закружилась.
– Да? – с сомнением протянула она, оглядывая его с ног до головы. Однако выглядел он действительно довольно бодро, несмотря на немного ошалевшее выражение лица и кошмарную прическу. – Ну тогда, думаю, нам нужно быстро закончить здесь с делами и улететь. Мне совершенно не нравится эта планета.
– А что ты планируешь делать?
– Дать противоядие принцессе и тихо убраться отсюда, пока нас не обвинили в каком-нибудь нарушении правил колдовства.
– Хорошая идея. А ты не хочешь выяснить, кто и зачем намазал ядом веретено?
– Нет, – отрезала Романа. – Наверняка какие-то заговорщики решили убрать наследницу, чтобы занять трон после смерти короля, но не учли воздействие проклятья. Или, наоборот, рассчитывали замаскировать свое преступление под его воздействие.

Доктор поморщился – в этой инкарнации он, кажется, снова стал относиться к политическим играм с нехарактерным для прайдонца отвращением.

– А что насчет проклятия и ведьмы?
– В твоей отвертке полным-полно сканов. Проанализируешь в ТАРДИС, если хочешь.
– Ладно, – вздохнул Доктор. – Но мы, по крайней мере, можем проследить, правильно ли подействовало противоядие.
– С безопасного расстояния, – уточнила Романа.

Тот факт, что Доктор спорить не стал, объяснить можно было только тем, что он все-таки не до конца проснулся...

В кои-то веки все сработало так, как планировалось. Сделав укол принцессе, Романа не стала ждать, пока результат станет виден, и собиралась уйти сразу же. Доктор задержался на минуту, просканировал ребенка и пробормотал: «Смотри-ка, уже действует». По дороге он продолжил жужжать отверткой, регистрируя изменения в ментальном поле замка. Впрочем, даже без особых приборов было очевидно что оно меняется и слабеет, перестает давить на разум.

– Ну? Можем идти с чистой совестью? – улыбнулась Романа, когда Доктор в очередной раз оглянулся, явно припоминая, не забыли ли они чего-нибудь.
– Да, пожалуй, – ответил он.
– Отлично. Пойдем, покажу дорогу, я переместила ТАРДИС поближе сюда...

***

– Куда отправимся дальше? – спросил Доктор, сбрасывая пространственно-временные координаты на приборной панели. Ответа он, однако, не услышал.

Романа не только не спала два дня (в принципе, ерунда для взрослого галлифрейца), но и достаточно времени провела в агрессивном ментальном поле, которое усыпляло людей за считанные минуты. До этого нервное напряжение и самоконтроль не позволяли ей заснуть, но в ТАРДИС опасаться было нечего. Поэтому Романа и сама не заметила, как задремала, сидя в кресле у консоли.

Доктор выключил на консоли все, что могло шуметь, затем тихо подошел к спящей и укрыл ее пледом, стараясь не потревожить...



Оно же на Фикбуке

Для протокола: я не собираюсь поддаваться на провокации моего упоротого мозга и писать кроссовер ДК с Малефисентой, о нет, ни за что.
запись создана: 10.07.2014 в 02:10

@темы: фанфики, ОТП, Доктор Кто, Восьмой Доктор